Корзина
12 отзывов
+74994081461
STT GROUP: НАТОвская техника в сравнении
Производители
Контакты
STT-GROUP
Наличие документов
Знак Наличие документов означает, что компания загрузила свидетельство о государственной регистрации для подтверждения своего юридического статуса компании или индивидуального предпринимателя.
+7499408-14-61Начальник отдела Специальных работ
+7964641-03-02мобНачальник отдела Специальных работ
+7967225-05-50Инженер отдела Специальных работ
Ткач Никита
РоссияМосква13-я Парковая,21107589
378666593semenov9111
Карта

STT GROUP: НАТОвская техника в сравнении

STT GROUP: НАТОвская техника в сравнении

STT Group: НАТОвская техника в сравнении с нашей – игрушки для песочницы

 

STT Group: НАТОвская техника в сравнении с нашей – игрушки для песочницы

Вот уже двадцать лет STT Group занимается разработкой и серийным производством спецтехники, которая помогает как частным, так и государственным предприятиям противостоять террористическим угрозам, препятствовать утечке информации и что самое главное – спасать жизни. «Росинформбюро» пообщалось с генеральным директором компании, Владимиром Ткачом, чтобы узнать, как удается предприятию оставаться на плаву в кризис и сохранять баланс между коммерческими интересами и бескорыстным исследовательским энтузиазмом.

-Владимир Николаевич, Вашей компании за свою историю уже пришлось пройти через различные непростые времена – 90-е годы, кризис 2008-го и, наконец, текущие экономические проблемы. Насколько термины «импортозамещение», «санкции», «кризис» затрагивают ваш бизнес сегодня?

-Это наши сегодняшние реалии, с которыми приходится считаться. Правда, что касается импортозамещения, складывается впечатление, что о нем больше говорится, чем делается. К тому же эту задачу быстро не решить, потребуются месяцы, а то и годы. Если взять для примера нашу технику и электронные компоненты, которые мы используем, то это 90% импорта. Мощные транзисторы наши, металл наш, а все остальное – импортные комплектующие. Другое дело, что эти детали не столь дефицитные и экстраординарные, как в каких-то более крупных и серьезных отраслях ВПК, но все равно процент очень большой.

Мы со своими компаниями-партнерами готовы предложить ряд образцов, которые могла бы освоить наша электронная промышленность, но мало того, что потребуется масса времени для реализации, так еще и продукт на выходе едва ли окажется идентичным имеющимся сейчас исходникам. А это значит, что нам придется переработать, переконструировать всю нашу технику, и не факт, что она будет выглядеть, как раньше.

В любом случае, мы пытаемся решить эту проблему. У нас же нет пристрастия именно к западным комплектующим, где можем, используем отечественное. Также мы стараемся диверсифицировать рынки, на которых мы эти комплектующие приобретаем. Допустим, не у американских, а у китайских компаний.

-А вы в целом поддерживаете всеобщую переориентацию с Запада на Восток?

-Мы отчасти уже развернулись в этом направлении, что, к примеру, позволило нам значительно снизить себестоимость нашего, назовем его так, металлодетектора. Я так осторожно говорю, потому что его с таким же успехом можно назвать миноискателем, однако не все правильно реагируют на такое название, начинают говорить, что это вооружение, военная техника, что, конечно же, неверно. Мы его сделали, зная острую потребность инженерных войск, причем на собственные средства. Но дело даже не в деньгах, мы просто отчетливо понимали, что эта задача важна, потому что в результате преобразований 90-х годов и последующих действий такого «великого» министра обороны как Сердюков, оказалось, что на территории России не осталось ни одного предприятия, которое было бы готово изготовить миноискатель. Мы взялись за эту задачу, решили ее, отыскав и подключив ветеранов-разработчиков, конструкция вся полностью наша. Аппарат прошел испытания, но вот вопрос цены оказался болезненным. Когда представляли металлодетектор во внутренних войсках, реакция была следующая ― за такие деньги можно купить десяток коммерческих приборов. Да, они действительно в разы дешевле, но они для искателей – археологов и т.д. И два их главных недостатка – очень сложный интерфейс, с которым простому солдату некогда разбираться, и крайняя непрочность. Они выполнены не по военным стандартам, попросту не выдерживают внешних воздействий – тряски, ударов и тому подобного. Мы также узнали к тому моменту, что одно из спецподразделений приобрело через третьи руки миноискатель схожих с нашим параметров, но по цене ощутимо дешевле, и мы поняли, что наша стоимость просто никуда не годится. В результате мы, говоря высоким штилем, обратили свои взоры на Китай. Мой знакомый помог нам подобрать китайские предприятия, на которые можно опираться, и именно там мы разместили изготовление основных элементов конструкции. В итоге оказалось, что китайское производство в разы дешевле того, что делают в России, это с учетом таможни, доставки и так далее. Качество при этом великолепное.

-Кто ваши основные заказчики? Вы, насколько мне известно, достаточно плотно сотрудничаете с Минобороны?

-Почти 90% наших клиентов ― силовики, остальные 10% – это экспорт в страны третьего мира и немного частного сектора. Объясню, почему немного частников – сменилось поколение. Еще 10-15 лет назад масса наших бывших товарищей по службе работали в «Лукойле», «Газпроме» и т.д., и заказчики у нас были интересные, бывшие сотрудники ФСБ, из разведки. Одним словом, люди, которые знали, что им нужно. Они осознанно выбирали технику. Но это поколение уходит, на смену приходит молодежь, которая в разы менее требовательна и избирательна в выборе оборудования.

Что касается Минобороны, то мы в свое время стали их единственным поставщиком в части техники инженерной разведки, но вопреки изначальному плану заказ был сокращен в разы. Сейчас постепенно становится лучше, в рамках текущей трехлетки, урезанной Сердюковым, уже ничего не изменишь, но следующая, которая как раз со следующего года начинается, уже может похвастаться приличным объемом заказа. Так что нужно только пережить этот год, скажем так, нетучный, а вот в следующем дай бог успеть все произвести. Правда, чиновники, которые осуществляют документооборот и следят за выполнением госзаказа, относятся к нам как к гигантскому предприятию, словно у нас здесь сидит целый штат экономистов, которые могут с утра до вечера заполнять отчетные формы по шестьсот листов. Бюрократия мешает, конечно, но в остальном сотрудничество с Минобороны – положительный опыт. 


Ну и помимо военного ведомства у нас давние и тесные отношения с Главкоматом внутренних войск. В 90-х мы задумались над обнаружением СВУ и поняли, что можем решить эту задачу. Мы ее и решили, и с 2001 года наш «Коршун» начал применяться на Кавказе, а в 2005 году был принят на снабжение. В прошлом году мы как раз отмечали двадцатилетие нашего предприятия, и приехал один из руководителей инженерной службы внутренних войск. Поднимая тост, он сказал, что, когда наш «Коршун» пришел в войска, в разы сократилось число подрывов. Это дорого стоит, ради этого все и делается.

 

 СПРАВКА: НЕЛИНЕЙНЫЙ ЛОКАТОР NR-900EK "КОРШУН"

Детектор нелинейных переходов (нелинейный локатор) NR-900EK3M «Коршун».

Детектор нелинейных переходов (нелинейный локатор),

NR-900EK3M «Коршун».

Предназначен для обнаружения мин и взрывных устройств, оснащенных электронными взрывателями (системами инициирования), установленных на поверхности грунта, в грунте, под покрытиями дорог и на объектах. Детектор позволяет обнаружить : радиопередающие и радиоприемные устройства систем связи, сигнализации и дистанционного управления различными объектами. электронные и электромеханические таймеры акустические, магнитные, оптоэлектронные датчики и малогабаритные телевизионные камеры Детектор также может применяться для обнаружения скрытых металлических конструкций, механизмов и приспособлений. Особенно эффективен при обнаружении электронных устройств и горно-лыжного снаряжения в снежных завалах. 

-Изменился ли объем-качество ваших контактов с американскими партнерами? Существуют ли какие-то совместные технологические разработки?

-Любовь закончилась. Жаркой она не была никогда, ну разве что был период иллюзорных настроений с нашей стороны, но недолгий. По-моему, первый наш контакт произошел на антитеррористическом форуме в Санкт-Петербурге, американская делегация приехала очень представительная – и помощник генпрокурора США, и замначальника полиции Нью-Йорка, и так далее. И вот они, посетив нашу презентацию по поиску СВУ (самодельных взрывных устройств), захотели развить контакт. Был этап, когда я искренне верил, что наш американский партнер, бывший офицер спецназа США, наполовину украинец, как я, что-то сможет из этого развить. Видно было, что он на самом деле хотел продвинуть бойцам морской пехоты США наш прибор, как человек военный, патриот, он на самом деле понимал, что вещь неплохая. В результате, мы получили отказ на запрос сената США от организации Joint Improvised Explosive Device Defeat Organization (JIEDDO), призванной координировать работу по борьбе с угрозой СВУ для американских войск и их союзников. У них ведь в Ираке, Афганистане по 80% потерь от СВУ, казалось бы, должны быть заинтересованы. Однако в отказе говорилось, что подобная технология обнаружения взрывных устройств давно известна и не представляет интереса. За шесть лет своего существования эта организация потратила 20 млрд долларов, якобы на разработки, а 80% потерь как было, так и осталось. Так мы в общем-то поняли, что американцы умеют пилить бюджет не хуже прочих.

-Насколько продвинулись разработки нелинейного локатора, размещаемого на транспортной базе?

-На роботизированную платформу мы уже поместили наши нелинейные локаторы. Была проведена опытная конструкторская работа в интересах одного из взрывотехнических подразделений ФСБ. Что касается мобильных платформ, то это трудная страница в нашей истории, потому что мы этим занимаемся, страшно сказать, с 2007 года. У нас была масса мелких технических проблем, разработка тянулась очень долго, но вот буквально на прошлой неделе мы, наконец, разместили свой поисковый блок нелинейного локатора на машину. Буквально во дворе все проверили. Осталось устранить мелочи, добавить видеокамеру, винтовочный лазерный прицел, чтобы обозначать расположение обнаруженного СВУ. Но это все детали, главное, что мы нашли и техническое, и конструктивное решение – т.е. локатор не чувствует машину как помеху, при этом полностью универсальный крепеж, который позволяет эту систему поставить практически на любое транспортное средство, бронемашины и так далее. К сожалению, путь еще долгий, потому что это все-таки прототип, а не опытный образец. Теперь нужно будет сделать документацию, изготовить опытный образец.

-Какой новинкой из своего арсенала вы гордитесь? Есть ли что-то похожее за рубежом? 

-Трассоискатель NR-12C, к примеру. Сейчас начнется серийная поставка в Минобороны, а так изначально это была наша инициативная разработка, за свой счет. Уже готовую, мы показали ее представителям Минобороны – понравилась. Тогда мы доработали образец, прошли госиспытания, и они приняли его на снабжение. Это прибор для обнаружения линий управления подрывом, то есть супостаты не только по радио управляют взрывным устройством, бывает, что от закладки взрывного устройства протягивается кабель на несколько сотен метров, а там дальше аккумуляторная батарейка от мотоцикла, замкнули – подрыв. Ужас этой системы подрыва заключается в том, что локаторы не обнаруживают ее, металлоискатели также эту проволочную линию не видят, тем более что взрывчатые закладки научились делать без металла. Между прочим, минобороны Испании заинтересовалось, закупило партию, мы даже летали туда обучать офицеров и сержантов испанской армии перед тем, как они отправятся в Афганистан. Мы нашли только одного британского конкурента, но он нам в подметки не годится по целому ряду показателей и параметров. Как это ни забавно, но этот прибор – единственный из всей линейки наших товаров принят на вооружение в НАТО. Испанцам в итоге удалось пропустить его через так называемый NATO Stock Number, нашему прибору присвоили соответствующий складской номер, т.е. кто-то из стран НАТО может посмотреть по базе, найти номер и, если нужно, заказать у нас какое-то количество.NR-12С, переносной искатель проводных линий управления

-И как, заказывают?

-Да нет, конечно. Примечательно просто, что так вышло, причем мы-то не прикладывали никаких дополнительных усилий. Но это ведь своего рода оценка нашей разработки. Потом это же изделие приобретала колумбийская армия – не поленились оттуда прилететь, чтобы вместе с нами тут на полигоне поработать. Этим устройством мы действительно гордимся, приятно осознавать, что вещь получилась достойная. 

-Если сравнивать с зарубежной продукцией в целом, насколько вы конкурентоспособны по качеству, ценам и ассортименту?

-Нам похоже удалось дожить до такого состояния, когда наша техника по совокупности параметров не то что не уступает, а превосходит зарубежную. Например, локаторы, тот же «Коршун». Как ни крути, ни в одной натовской армии ничего лучше нет. Я так уверен, потому что, когда у нас еще были какие-то контакты с американцами, в 2008 нас приглашали на конференцию Пентагона, устроенную для представителей промышленности, и мой знакомый, о котором я уже упоминал, бывший офицер, хотел меня туда привести, но не вышло – видимо, у меня была не та форма допуска. Зато потом я получил пресс-релизы и материалы конференции и обнаружил, что Пентагон на этом мероприятии перед промышленниками ставил задачу – необходимо срочно разработать портативное средство для обнаружения СВУ. Я после этого начал отслеживать эту задачу и то, как она менялась с годами. И оказалось, что так ничего у них и не вышло, заявка каждый год обновляется, требования они уточняют, но все это означает, что так они и не сделали ничего. Поэтому по совокупности параметров аналогов нет, хотя, конечно, нелинейные локаторы в мире есть, их достаточно много, британских, американских, даже китайских, но таких возможностей, как у нашего, нет ни у кого. И по ценам мы тоже выигрываем.

 

Кассандра К21 и Кассандра К6, комплексы радиомониторинга и анализа  сигналов.

Кассандра К21 и Кассандра К6, комплексы радиомониторинга
и анализа сигналов.

Есть еще один прибор, «Кассандра», комплекс радиоконтроля, который позволяет непрерывно отслеживать все выходы в эфир любых источников радиосигнала. Американцы предлагают свой конкурентный прибор, идет агрессивная, мощная реклама, все красиво, с помпой. И у нас тоже, я смотрю, на это клюют, в конкурсах по госзакупкам мелькает этот прибор. Естественно, мы начали сравнивать его и нашу «Кассандру». Оказалось, что американский сделан так, чтобы ничего не обнаруживать. В силу своих параметров он будет находить какие-то простейшие элементарные подслушивающие устройства, а дальше – нет. Между тем, продвигают его как супераппарат. Человек, который всю эту технику покупает, ничего лишнего не увидит и не услышит, это все игрушки для песочницы. Но мы, к сожалению, не можем с ними конкурировать в плане рекламы, у нас попросту нет таких средств.

 

vkontakte facebook twitter

Росинформбюро

Предыдущие статьи