Корзина
12 отзывов
+74994081461
РОСИНФОРМБЮРО В ГОСТЯХ У STT GROUP
Производители
Контакты
STT-GROUP
Наличие документов
Знак Наличие документов означает, что компания загрузила свидетельство о государственной регистрации для подтверждения своего юридического статуса компании или индивидуального предпринимателя.
+7499408-14-61Начальник отдела Специальных работ
+7964641-03-02мобНачальник отдела Специальных работ
+7967225-05-50Инженер отдела Специальных работ
Ткач Никита
РоссияМосква13-я Парковая,21107589
378666593semenov9111
Карта

РОСИНФОРМБЮРО В ГОСТЯХ У STT GROUP

РОСИНФОРМБЮРО В ГОСТЯХ У STT GROUP

STT GROUP: противодействие террору Интервью с генеральным директором – Ткачем Владимиром Николаевичем

С 22 по 27 августа в подмосковной Кубинке пройдет Международный военно-технический форум «Армия-2017». Крупнейшая российская выставка вооружений и военной техники в третий раз познакомит специалистов и всех интересующихся развитием отечественного ОПК с самыми перспективными новинками отрасли. И в третий раз в форуме принимает участие компания STT Group – разработчик и производитель специальных средств радиомониторинга, противодействия электронному шпионажу и терроризму. Об основных направлениях работы компании, а также новинках, подготовленных для форума «Армия-2017», рассказал председатель совета директоров STT Group Владимир Ткач.

- Сообщения о террористических актах, к сожалению, стали обыденностью. Европу сотрясает от нападений экстремистов на беззащитных людей. О мусульманских странах и говорить не приходится. Чем ваша компания может помочь для противодействия террору?

- К сожалению, ответ приходится начать с признания, что «серебряной пули», видимо, не найти. Универсального средства противодействия террористическим актам. Поэтому в зависимости от условий, в которых могут происходить такие трагические события, мы можем или уже предложить некий продукт, либо он находится в состоянии разработки. Сейчас мы вышли на полевые испытания двух новых образцов – «Возница» и «Стрекоза» - средств дистанционного обнаружения взрывных устройств с элементами радиоуправления, электронной начинкой.

«Возница» - это устройство, поставленное на бронированный автомобиль, которое позволяет по ходу движения обнаруживать радиоуправляемые самодельные взрывные устройства. Эта система интересна еще тем, что наряду с функцией обнаружения взрывных устройств она обладает способностью их подавления, предотвращая подрыв. То есть это сочетание средства блокирования сигнала управления и средства обнаружения. Нам удалось объединить эти взаимоисключающие технические аспекты в едином комплексе. Без потери чувствительности обнаружения мы можем подавлять сигнал управления. Мы показывали «Возницу» на предыдущей «Армии», но сейчас система уже в стадии опытного образца. В следующем году мы планируем апробации у заказчика и государственные испытания, ориентируемся на то, чтобы уже в 2019-м начать поставки. Мы разрабатываем эту систему своими силами, на свои средства. Но потенциальными заказчиками будут инженерные войска, заинтересованность проявила Росгвардия. Ожидаем интерес и за границей, система будет востребована в горячих точках – в Сирии, Афганистане.

Второе средство, «Стрекоза» - это система обнаружения тех же радиоуправляемых взрывных устройств, но с воздуха, на базе беспилотника, коптера. Если позволит погода, планируем сейчас ее широкомасштабное экспериментальное тестирование. Думаю, выйдем на поставки к концу 2018 года. Пока мы не видели использования дронов с полезной нагрузкой в виде нелинейного локатора, способного обнаруживать электронные системы управления взрывных устройств. Наша система – один из первых подобных образцов на мировом рынке.

- А для простых солдат вы подготовили какие-то средства защиты?

- Мы представим средство с не очень романтическим названием «Котомка». Это носимый комплект обнаружения самодельных взрывных устройств, совмещенный с блокиратором сигналов управления. То есть, боец будет защищен от подрыва блокиратором и одновременно сможет обнаруживать взрывные устройства. Это мы представим обязательно, будет новый образец. И пока аналогов ему нет. Потому что это хоть и решаемая, но непростая задача: засинхронизировать блокиратор и обнаружитель так, чтобы блокиратор не подавлял сигнал локатора. Потому что это взаимоисключающие задачи – обнаружить и подавить. Нам удалось их совместить, мы обеспечили временную синхронизацию, их сигналы перемежаются в эфире так, что ни один посыл управления не сможет пройти через временное окно.

- Это все средства, прежде всего, для горячих точек. А что вы можете предложить в гражданской сфере?

- Сейчас мы активно разрабатываем новый нелинейный локатор. Еще даже шифра этой работы нет, но основной смысл этого локатора заключается в том, что он позволит оператору с большей надежностью не только обнаруживать подозрительный сигнал отклика в конструкциях и элементах интерьера, салоне автомобиля, но и идентифицировать цель, понять, что он обнаружил. Это сложная проблема. С локатором, который способен решить ее, мы выйдем на рынок в следующем году.

И также у нас продолжается апробация бесконтактной дистанционной системы измерения эмоционального состояния человека - HumanRisk. Мы несколько лет над ней работаем, работа практически завершена. Но сейчас мы занимаемся тем, что проводим масштабные эксперименты для подтверждения действенности и надежности системы. Эту проверку очень сложно провести, потому что искусственно вогнать человека в состояние стресса и тревоги – задача не самая простая. Мы нашли соответствующие мотиваторы для воздействия на испытуемых, дабы вызвать отклонения от нормы в части стресса, тревоги, и будем проводить эксперименты на массе добровольцев.

- Где можно использовать эту систему? Для каких целей?

- Первое - это условная ситуация интервью с человеком, который либо рекрутируется на работу, либо уже работает, но в его лояльности есть сомнения. Строя беседу, затем можно анализировать реакцию на ключевые моменты в ней. И второе – это попытка выявить людей, которые готовятся к совершению преступления, по отклонениям их эмоциональных состояний от поведенческих норм. Но это более далекая перспектива. Нужно найти способы экспериментальных проверок действенности этого метода. Надеемся, что в сочетании с другими методами, сможем минимизировать вероятность ложной тревоги.

- Это у вас новинки. А что вы покажете на «Армии» из уже находящихся в серийном производстве изделий?

С гордостью могу сказать, что в операциях по разминированию Алеппо и Пальмиры в Сирии активно участвуют три наших средства. ИНВУ-3М– это нелинейный локатор для дистанционного обнаружения радиоуправляемых взрывных устройств, затем миноискатель ИМП-С2, который мы производим в интересах инженерных войск, активно использовался. И NR-12C - обнаружитель кабельных линий управления подрывом. Оценивать эффективность этих средств – это прерогатива заказчика, но нареканий к ним практически не было, насколько нам известно. Была дана положительная оценка эффективности этих средств в реальной обстановке.

- Непростая экономическая ситуация сказывается на финансировании военных разработок. Вы заметили сокращение оборонных заказов?

- Честно говоря, Бог миловал. На нашем направлении пока приходится напрягать все силы, чтобы выполнять должный объем гособоронзаказа. Пока мы не испытываем существенных проблем с финансированием. Но ситуация не самая простая, поэтому у нас есть направления, на которые мы можем переориентироваться. Мы уже более 20 лет на рынке систем безопасности, изначально мы занимались созданием средств противодействия промышленном шпионажу. То есть поиск подслушивающих устройств и каналов утечки информации. Мы продолжаем разработку и производство таких средств. Это вторая площадка, на которой мы ведем деятельность.

- В связи со снижением курса рубля расширились экспортные возможности наших производителей. Вы как-то смогли воспользоваться этими выгодами?

- По контрактам, по заказам мы видим усиление интереса со стороны стран СНГ и ОДКБ. Это Казахстан, Армения, Белоруссия. Активизировалась Латинская Америка. Интересуются Мексика, Колумбия – страны с серьезными проблемами с наркоторговлей. У нас была делегация министерства обороны Колумбии, они рассказали, что теряют до 400 военнослужащих в год на подрывах. Это очень большая цифра. Мы поставляли им оборудование, и эти контакты продолжаются. Со странами Запада, конечно, сейчас контактов практически нет. Однако в период более теплых отношений были контракты, не очень большие по объему, но были. В частности, была поставка в армию Испании, для их контингента в Афганистане. Они купили более десятка искателей кабельных линий управления подрывом. Мы выезжали, проводили обучение. И были положительные отзывы с их стороны.

Беседовал Сергей Франко

Источник

vkontakte facebook twitter
Предыдущие статьи